Арбитражный суд — договор транспортной экспедиции

Транспортная экспедиция – неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, судебная практика

Арбитражный суд — договор транспортной экспедиции

Транспортно-экспедиционные услуги регулируются в главе 41 ГК РФ «Транспортная экспедиция», а также Федеральном законе от 30 июня 2003г. № 87 – ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее – Закон).

В 2006 г. Правительством разработаны и приняты Правила транспортно-экспедиционной деятельности (далее – Правила). Следует также отметить и ведомственное нормотворчество последнего времени: учитывая, что экспедиторские документы являются неотъемлемой частью договора транспортной экспедиции, Минтранс РФ Приказом от 11 февраля 2008 г. утвердил Порядок и формы экспедиторских документов.

Предмет и условия договора:

Согласно п.1 ст.801 ГК РФ по договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента – грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Закон (ст.1) определяет и регулирует правила транспортно-экспедиционной деятельности как экспедиционные услуги и включает в них:

  1. порядок оказания услуг по организации перевозок грузов;
  2. порядок оформления перевозочных документов;
  3. порядок оформления документов для таможенных целей и других документов, необходимых для осуществления перевозок грузов.

К экспедиторским услугам относятся:

  • участие в переговорах по заключению контрактов купли-продажи товаров;
  • оформление документов, прием и выдача грузов;
  • завоз-вывоз грузов;
  • погрузочно-разгрузочные и складские услуги;
  • информационные услуги;
  • подготовка и дополнительное оборудование транспортных средств; ж) страхование грузов;
  • платежно-финансовые услуги;
  • таможенное оформление грузов и транспортных средств и др.

Вопрос ответственности экспедитора по договору транспортной экспедиции освещен в ст. 803 ГК РФ.

В данной статьей предусмотрено, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по договору транспортной экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами главы 25 ГК РФ.

В статье 803 ГК РФ содержится правило: при условии, если экспедитору удастся доказать, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, то ответственность экспедитора перед клиентом определится по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

Исходя из вышесказанного, общие положения об основаниях и размере ответственности за нарушения гражданско-правовых обязательств распространяют свое действие и на правоотношения, вытекающие из договора транспортной экспедиции.

Единственное исключение, когда ответственность экспедитора подвергается регулированию затрагивает ситуации, в которых по условиям договора транспортной экспедиции на экспедитора возложена обязанность заключить договор (договоры) перевозки от своего имени, так как только в этом случае на перевозчика может быть возложена ответственность перед экспедитором. Если договор перевозки заключен экспедитором от имени и по его доверенности, то лицом, располагающим правом привлечения перевозчика к ответственности, будет не экспедитор, а клиент, который является стороной в договоре перевозки. Характерной чертой ответственности за нарушение обязательств по перевозке груза является ее ограниченный характер.

Отдельные нарушения условий договора перевозки груза ответственность перевозчика установлена либо в форме возмещения прямого ущерба, либо его части (но не упущенной выгоды), например за повреждение груза, либо в форме исключительной неустойки, в частности за просрочку его доставки.

Ответственность экспедитора за неисполнение или ненадлежащее исполнение основывается на общих основаниях.

Единственным условием, которое может служить основанием освобождения экспедитора от ответственности за нарушение своих обязательств (если оно будет доказано экспедитором), является неосуществимость их исполнения, наступившая вследствие непреодолимой силы (п.3 ст.401 ГК РФ).

Применительно к договору транспортной экспедиции возможен односторонний отказ от исполнения договора.

Между тем в целях стимулирования сторон к надлежащему исполнению принятых на себя обязательств законодатель, несмотря на прямое закрепление прав на отказ от договора (ст.806 ГК РФ), определяет последствия таких действий.

Сторона, инициировавшая расторжение договора, возмещает другой стороне убытки, вызванные расторжением договора, и уплачивает штраф в размере 10% суммы понесенных экспедитором или клиентом затрат.

Убытки должны быть определены таким образом, чтобы компенсировать только те расходы стороны, которые непосредственно связаны с расторжением договора.

Экспедитор не несет ответственности за утрату груза, если таковая произошла по обстоятельствам, за которые экспедитор не отвечает в силу общих правил гражданского законодательства (например, форс-мажор – обстоятельства непреодолимой силы). Все остальные юридические факты, влекущие имущественные потери клиента, находятся в поле ответственности экспедитора.

Пример, образец: Исковое заявление о взыскании задолженности по договору транспортной экспедиции, процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами

В Арбитражный суд города Москвы

115191 г. Москва, ул. Большая Тульская, д.17

ИСТЕЦ:Общество с ограниченной ответственностью «Фирма «Трансгарант»  ИНН 134578329 Юр. адрес 115191 г. Москва ул. Ленина 15.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ИСТЦА

Антонова Маргарита Вячеславовна действующая на основании доверенности №534/11/ТГ от 26.10.2011г.

ОТВЕТЧИК: Общество с ограниченной ответственностью «Кедр-Транс» ИНН 8789143217 Юр. адрес: 115191 г. Москва ул. Победы 23

ЦЕНА ИСКА: 50 196,07 рублей.

ГОСПОШЛИНА 2007,84 рублей.

Исковое заявление о взыскании задолженности по договору транспортной экспедиции, процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами

(проект документа дело №А40-104533/11)

01 сентября 2010 года между ООО «Фирма «Трансгарант» ( Истец, Экспедитор) и ООО «Кедр-Транс» (Ответчик, Клиент) был заключен договор транспортной экспедиции № 1-У-28-389/10 (Договор).

Согласно указанному договору Экспедитор принял на себя обязательство организовать перевозку грузов Клиента, а Клиент обязался оплатить услуги Экспедитора. 

Источник: http://arbir.ru/articles/a_2418.htm

9. Прекращение договора транспортной экспедиции: Существенной особенностью договора транспортной экспедиции является

Арбитражный суд — договор транспортной экспедиции

На данное обстоятельство обращалось внимание в юридической литературе. Например, Г.П. Савичев указывает: «Односторонний отказ от исполнения договора транспортной экспедиции не согласуется с общими положениями гражданского права о договоре.

Однако в данном случае наличествует одна из особенностей договора транспортной экспедиции, как и иных договоров о представительстве, допускающих односторонний отказ от их исполнения» . ———————————

Гражданское право: Учебник. В 2 т. Том II. Полутом 2 / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 69.

Объяснение рассматриваемой особенности правового регулирования договора транспортной экспедиции, а именно: предоставление его сторонам — клиенту и экспедитору — права на односторонний отказ от исполнения договора представительским характером этого договора — может быть признано обоснованным лишь в отношении тех договоров транспортной экспедиции, по которым экспедитор вступает в правоотношения с перевозчиком и иными третьими лицами от имени клиента и на основе доверенности последнего. В тех же случаях, когда экспедитор заключает договоры перевозки, совершает другие сделки и иные юридические действия от своего имени в сочетании с фактическими действиями — операциями и услугами (хранение груза, его погрузка и выгрузка и т.п.), договор транспортной экспедиции теряет представительский характер и приобретает облик обычного договора по возмездному оказанию услуг.

Более того, мы знаем, что по договору транспортной экспедиции на экспедитора могут быть возложены обязанности по организации перевозки груза по известному маршруту и с использованием избранного сторонами вида транспорта или его обязательства могут включать в себя собственно перевозку (доставку) груза в пункт назначения и выдачу его грузополучателю. Представим себе, что при использовании сторонами таких договорных моделей транспортной экспедиции на стадии исполнения договора (скажем, груз уже принят экспедитором и находится в пути следования) одна из сторон (например, экспедитор) реализует свое право на односторонний отказ от исполнения договора.

Очевидно, что для подобных ситуаций более приемлемым было бы действие общего принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства. В связи с изложенным представляется, что ст. 806 ГК нуждается в изменении: возможность одностороннего отказа от исполнения договора транспортной экспедиции для его сторон следовало бы ограничить только теми случаями, когда в соответствии с условиями договора экспедитор заключает сделки и совершает иные юридические действия от имени клиента и по его доверенности. В настоящее же время, когда нормой о праве любой из сторон отказаться от исполнения договора охватываются все варианты правоотношений, связанных с транспортной экспедицией, в качестве своеобразного ограничения этого права (применительно к определенным ситуациям) могут служить обязанность стороны, отказывающейся от исполнения договора, предупредить об этом другую сторону в разумный срок, а также и возможное последствие отказа от исполнения договора — обязанность возместить контрагенту убытки, причиненные расторжением договора. Правда, здесь могут возникнуть вопросы по поводу соблюдения стороной, отказывающейся от исполнения договора, требования о предупреждении об этом контрагента в разумный срок. В чем может быть выражено такое предупреждение? Требуется ли предупреждать другую сторону о том, что через определенное время, скажем, через неделю, будет заявлен отказ от исполнения договора или достаточно указать на это в самом уведомлении об одностороннем расторжении договора? В связи с недостаточностью специальных правил, регламентирующих отношения, связанные с односторонним отказом от исполнения договора транспортной экспедиции, можно обратиться к общим положениям о прекращении гражданско-правовых договоров. Однако и там мы не найдем ответа на поставленные вопросы. Согласно п. 3 ст. 450 ГК в случае одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается расторгнутым. Видимо, можно сделать вывод о допустимости обоих вариантов, когда сторона, собирающаяся отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, во-первых, сначала предупреждает контрагента о том, что через определенное время (разумный срок) ею будет заявлен такой отказ, — в этом случае договор будет считаться расторгнутым с момента получения другой стороной заявления об отказе от его исполнения; во-вторых, изначально направляет контрагенту уведомление о своем отказе от исполнения договора, указав в нем период времени (разумный срок), по истечении которого договор будет считаться расторгнутым. И в том, и в другом случае достигается цель нормы об обязательном предупреждении контрагента об одностороннем отказе от исполнения договора: расторжение договора становится неминуемым, и контрагенту предоставляется разумный срок для подготовки к этому. Вместе с тем для обоих случаев в равной мере актуальна проблема оценки разумности срока, предоставляемого контрагенту в договоре транспортной экспедиции для подготовки к расторжению договора. Не исключена ситуация, когда мнения сторон на этот счет окажутся различными и вопрос о разумности соответствующего срока будет поднят заинтересованной стороной при разрешении в суде, арбитражном суде имущественного спора (например, об оплате услуг экспедитора, оказанных клиенту по истечении назначенного последним срока для расторжения договора). Каковы могут быть последствия признания судом, арбитражным судом того обстоятельства, что экспедитор был предупрежден клиентом об отказе последнего от договора в срок, который не может считаться разумным? Что должен делать в этой ситуации суд, арбитражный суд: признать, что расторжение договора не состоялось, а поэтому договор остается действующим, или все же считать договор расторгнутым не с момента, обозначенного клиентом, а по истечении иного срока, который суд, арбитражный суд посчитает разумным применительно к конкретным обстоятельствам спора? И на эти вопросы мы не находим ответов в действующем законодательстве. Впрочем, норма, наделяющая стороны договора транспортной экспедиции правом на односторонний отказ от исполнения договора, вряд ли найдет широкое применение во взаимоотношениях, складывающихся между грузоотправителями, грузополучателями и экспедиторскими организациями. Стимулом для воздержания от реализации этого права служит положение об обязанности стороны, заявившей об отказе от исполнения договора транспортной экспедиции, возместить другой стороне убытки, вызванные расторжением договора (ст. 806 ГК).

Предоставление клиенту и экспедитору права отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора транспортной экспедиции не лишает их возможности использования обычных способов досрочного прекращения договорных правоотношений.

Как известно, гражданско-правовой договор может быть расторгнут по соглашению сторон, каковое может быть заключено в любое время по их усмотрению, а также по решению суда, арбитражного суда на основании требования одной из сторон (например, в связи с существенным нарушением контрагентом своих договорных обязательств). В последнем случае требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд, арбитражный суд только после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо в случае неполучения ответа в срок, указанный в самом предложении или в договоре, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок (п. 1, 2 ст. 450, ст. 452 ГК).

Источник: https://jurisprudence.club/pravo-grajdanskoe/prekraschenie-dogovora-transportnoy.html

Транспортное право

Арбитражный суд — договор транспортной экспедиции

За исключением случаев, когда споры возникают из отношений по оказанию экспедиционных услуг для личных, семенных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением клиентом предпринимательской деятельности, до предъявления экспедитору иска клиент должен обязательно предъявить претензию.

Обязательный претензионный порядок обеспечивает расследование каждого случая нарушения экспедитором обязательств по договору транспортной экспедиции и выявление вызвавших его причин и дает возможность добровольного урегулирования спора между экспедитором и клиентом без вмешательства суда.

Статья 13 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности устанавливает, что срок исковой давности исчисляется со дня возникновения права на предъявление иска.

Поскольку названная статья закона не содержит правила о том, что иски к экспедитору могут быть предъявлены только в случаях полного или частичного отказа экспедитора удовлетворить претензию либо неполучения от экспедитора ответа в течение установленных сроков, срок исковой давности должен исчисляться с момента, когда клиент узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Претензионный срок в данном случае входит в срок исковой давности, т.е. момент возникновения прав на предъявление претензии к экспедитору совпадает по сроку с моментом возникновения права на предъявление иска.

В п. 2 ст. 12 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности установлен круг субъектов, которым предоставлено право предъявления претензии экспедитору. К ним относятся: клиент или уполномоченное им лицо, получатель груза, а также страховщик, приобретший право суброгации.

При этом уполномоченное лицо клиента должно надлежащим образом подтвердить свои полномочия. Что касается страховщика, то кроме своих полномочий он должен также подтвердить право суброгации, которое предусмотрено не только нормами названного закона. но и ст. 965 ГК РФ.

При этом при рассмотрении в дальнейшем спора в суде суд вправе проверить обоснованность такого права. Для этого должна быть исследована причинная связь между конкретным нарушением и теми последствиями, которые послужили основанием для выплаты страховки.

Так, Федеральный Арбитражный суд Московского округа, рассмотрев кассационную жалобу в своем постановлении от 19 марта 2002 г. № КГ-А40/1479-02 по иску ООО «Русская логистическая служба» к ОАО «Страховая компания «Энергогарант»» о взыскании 826 338 руб. 82 коп.

, составляющих сумму задолженности по выплате страхового возмещения, в удовлетворении жалобы отказал.

Поскольку доказательств передачи груза для перевозки и экспедирования груза в материалах не имелось, а ответчиком представлено не было, вывод суда второй инстанции о недоказанности факта наступления страхового случая, обусловленного договором страхования экспедирования, является обоснованным. Поэтому в силу п. 2 ст. 9 Закона РФ от 27 ноября 1992 г. №4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» суд пришел к правильному выводу о том, что обязанность страховщика по выплате страхового возмещения истцу не возникла.

Претензией является направленное экспедитору письменное требование об уплате денежной суммы за невыполнение или ненадлежащее выполнение обязательств по договору транспортной экспедиции.

В ней должны быть четко отражены следующие данные: кому адресуется претензия: за что предъявляется претензия и ее обоснование: сумма требования: подробный адрес заявителя: дата составления претензии: перечень прилагаемых документов в обоснование претензии: подпись должностного лица, а также обязательно указание на то, что при неисполнении претензии в установленные сроки либо при неполучении ответа на претензию лицо, ее предъявившее, вынуждено будет обратиться в арбитражный суд за принудительным взысканием. Запись в книге жалоб и предложений, письма, не содержащие обязательных реквизитов претензии, не исключают необходимости обращения в установленном порядке с претензией к экспедитору.

В случаях, когда клиент и экспедитор строят свои отношения на долгосрочной основе (например, по договору об организации транспортно-экспедиционного обслуживания), претензии о возмещении за утрату, недостачу, порчу или повреждение груза должны предъявляться экспедитору по каждому договору отдельно.

К претензии об утрате, о недостаче или повреждении (порче) груза должны быть приложены соответствующие документы. К претензии в установленных в законе случаях должно быть приложено два вида документов. Документы первого вида должны подтверждать право на предъявление претензии, т.е. удостоверять, что предъявителем претензии является одно из лиц, перечисленных в п.

2 ст. 12 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности. Ко второму виду относятся документы, подтверждающие количество и стоимость отправленного груза. Это первичные документы, подтверждающие покупку клиентом отправляемого товара, экспедиторская расписка в приеме груза под ответственность, складское свидетельство и т.п.

Закон не требует приложения документов, подтверждающих качество товара, переданного экспедитору. В случаях с повреждением или порчей груза выявление вызвавших их причин и определение степени порчи и повреждения могло бы быть более быстрым, если бы соответствующие документы были приложены к претензии. Документы, прилагаемые к претензии, должны быть в подлиннике.

Могут быть также приложены копии документов, засвидетельствованные в установленном порядке. Имеется в виду, что на копии документа руководитель организации, предъявляющей претензию, должен поставить свою подпись в том, что копия верна, и скрепить ее печатью организации. Если к претензии не приложены документы, предусмотренные комментируемым пунктом ст.

12 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности, или требования объединены с нарушением закона, такая претензия подлежит возврату.

Для предъявления претензии к экспедитору претензии установлен шестимесячный срок со дня возникновения соответствующего права.

С учетом того, что срок исковой давности составляет один год, а экспедитору представляется право рассмотрения претензии в течение 30 календарных дней, срок на предъявление претензии представляется неоправданно большим.

Для объективного и быстрого разбирательства вполне достаточно было бы и двухмесячного срока на предъявление претензии. Пунктом 4 ст.

12 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности установлено, что в отношении возмещения убытков за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза срок на предъявление претензии исчисляется со дня, следующего за днем, когда груз должен быть выдан. Вместе с тем, п. 7 ст. 7 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности предусмотрено, что груз считается утраченным, если он не был выдан по истечении 30 дней со дня срока доставки. Таким образом, эти два срока начинают течь одновременно.

В течение 30 дней со дня получения претензии экспедитор обязан в письменной форме уведомить заявителя о результатах рассмотрения претензии. Невыполнение этого требования дает право заявителю предъявить иск в установленном законом порядке.

Возврат экспедитором претензии без рассмотрения ее по существу при нарушении заявителем порядка претензионного урегулирования возникшего спора не является отказом в удовлетворении претензии и не дает права на обращение с иском.

В тех случаях, когда экспедитор отказался рассмотреть претензию по существу со ссылкой на нарушение заявителем претензии установленного претензионного порядка, а истец оспаривает правильность такого отказа в рассмотрении претензии и считает претензионный порядок разрешения спора соблюденным, арбитражный суд принимает исковое заявление и возникшее разногласие по этому вопросу разрешает в судебном заседании. При признании претензионного порядка соблюденным исковое заявление рассматривается судом по существу. Если же претензия подлежит частичному удовлетворению, то в уведомлении должны быть указаны основания принятого решения. Получение такого уведомления не лишает права заявителя обратиться в суд за разрешением спора в неудовлетворенной части претензии. К уведомлению должны быть приложены возвращаемые заявителю документы, о чем должно быть указано в уведомлении.

Соблюдение претензионного порядка — необходимое условие возникновения у правомочного лица права на предъявление иска к перевозчику. Пропуск претензионного срока по отношению к экспедитору влечет за собой утрату права на иск.

Срок для предъявления претензий к экспедитору является пресекательным и не может быть восстановлен судом. Однако экспедитор вправе принять для рассмотрения претензию и по истечении установленного срока, если сочтет причину пропуска срока для предъявления претензии уважительной.

При этом закон не дает ответа на вопрос, что понимается под уважительной причиной.

Какие критерии уважительности причины? Поскольку такие критерии предоставлено определять экспедитору, то нетрудно догадаться, какова вероятность того, что экспедитор признает причину пропуска клиентом срока исковой давности уважительной. Во всяком случае, для исчисления претензионного срока следует учитывать время пробега почты.

Возможны случаи, когда по заявлению клиента возникает необходимость привлечения экспедитора к участию в уже возникшем процессе.

На такие случаи также распространяется претензионный порядок урегулирования спора. Прежде чем привлечь экспедитора к участию в деле, арбитражный суд должен удостовериться, что претензионный порядок урегулирования споров соблюден.

Следует отметить, что удовлетворение ходатайства истца о привлечении в процесс экспедитора является правом, а не обязанностью истца.

Однако если инициатором такого привлечения является арбитражный суд в целях всестороннего рассмотрения дела, то соблюдение претензионного порядка необязательно.

В соответствии со ст. 13 Закона о транспортно-экспедиционной деятельности для требовании, вытекающих из договора транспортной экспедиции, срок исковой давности составляет один год. Указанный срок исчисляется со дня возникновения права на предъявление иска.

Источник: https://isfic.info/transp/vozor47.htm

«Какие прибыли?.. Одни убытки!»

Арбитражный суд — договор транспортной экспедиции

Компания-экспедитор, она же перевозчик, заключила договор с обществом на оказание услуг по доставке груза (оборудование) из пункта А в пункт Б. Экспедитор не выполнил обязательств по доставке груза, груз был утрачен в процессе перевозки.

Общество обратилось к экспедитору с претензией о возмещении стоимости утраченного груза. Экспедитор компенсировал обществу 1400 рублей из расчета 100 рублей за 1 кг утраченного груза.

Общество не согласилось с суммой возмещения по претензии, обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании с экспедитора убытков в размере стоимости утраченного груза и расходов, понесенных обществом в связи с покупкой нового оборудования взамен утраченного.

С какими сложностями столкнулось общество при доказывании обоснованности заявленных требований, и на основании каких правовых норм суды пришли к выводу об удовлетворении указанных требований – рассмотрим ниже.

1.    При обращении с исковым заявлением в арбитражный суд необходимо соблюсти требование об обязательном досудебном порядке урегулирования спора. 

Помимо ч. 5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей досудебный порядок урегулирования спора по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, в соответствии с п. 1 ст.

797 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 30.06.2003 г. № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» до предъявления к перевозчику иска, вытекающего из перевозки груза, обязательно предъявление ему претензии.

Иск к перевозчику может быть предъявлен грузоотправителем или грузополучателем в случае полного или частичного отказа перевозчика удовлетворить претензию либо неполучения от перевозчика ответа в тридцатидневный срок (п. 2 ст. 797 ГК РФ).

2.    Экспедитор заявил о пропуске срока исковой давности по заявленному требованию. 

В соответствии со ст. 797 ГК РФ срок исковой давности для требований, вытекающих из договора перевозки, составляет один год.

В соответствии с п. 3 ст. 42 Федерального закона от 08.11.2007 г. № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» указанный срок исчисляется со дня наступления события, послужившего основанием для предъявления претензии или иска, в том числе в отношении возмещения ущерба, причиненного утратой груза, со дня признания груза утраченным.

Поскольку сторонами был подписан акт об утрате груза, и экспедитор данный акт не оспорил, то днем признания груза утраченным считается дата составления данного акта. Довод ответчика о том, что общество узнало об утрате груза раньше составления акта об утрате, на дату, когда груз должен быть доставлен в пункт Б – суд отклонил. 

Кроме того, в силу п. 3 ст. 202 ГК РФ течение срока исковой давности было приостановлено на 30 дней для претензионного урегулирования спора, согласно условиям договора оказания услуг доставки. 

Таким образом, срок для предъявления в судебном порядке требования о возмещении убытков, связанных с неисполнением обязательств по перевозке груза, с учетом приостановления, равен одному году и тридцати дням. Исковое заявление общества поступило в арбитражный суд в пределах указанного срока, в связи с чем срок исковой давности не был признан пропущенным. 

3.    Экспедитор оспаривал факт передачи груза (оборудования) к перевозке в составе и количестве, указанном обществом. 

В рассматриваемом случае груз был передан к перевозке без объявления ценности, без указания наименования груза и его состава. 

Вместе с тем, указанное оборудование было передано к перевозке для проведения ежегодной поверки. Доказательством тому стал ежегодный график проведения поверки оборудования, утвержденный обществом, а также заявка на оказание услуг поверки и договор на оказание услуг поверки, заключенный между обществом и третьим лицом, оказывающим такие услуги. 

4.    Экспедитор настаивал на размере возмещения стоимости груза, предусмотренном договором публичной оферты оказания услуг, исходя из расчета 100 рублей за 1 кг утраченного груза. 

В качестве доводов экспедитор указал на условие договора оказания услуг доставки, заключенного между экспедитором и обществом, о том, что права и обязанности сторон определяются договором публичной оферты оказания услуг доставки, размещенном на интернет-портале экспедитора.

Указанным договором публичной оферты оказания услуг доставки предусмотрено возмещение экспедитором стоимости утраченного груза без объявленной ценности в размере 100 рублей за 1 кг.

Акцептировав публичную оферту, общество согласилось и приняло условия доставки, предложенные экспедитором.

Вместе с тем, данное условие договора публичной оферты оказания услуг доставки противоречит ст. 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности», предусматривающей основания и размер ответственности экспедитора за утрату груза. 

Так, согласно абз. 2 п. 1 ст.

7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» экспедитор несет ответственность перед клиентом в виде возмещения реального ущерба за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза после принятия его экспедитором и до выдачи груза получателю, указанному в договоре транспортной экспедиции, либо уполномоченному им лицу, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, в следующих размерах: за утрату или недостачу груза, принятого экспедитором для перевозки без объявления ценности, в размере действительной (документально подтвержденной) стоимости груза или недостающей его части.

При этом, в соответствии с п. 6 ст.

7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» действительная (документально подтвержденная) стоимость груза определяется исходя из цены, указанной в договоре или счете продавца, а при ее отсутствии исходя из средней цены на аналогичный товар, существовавшей в том месте, в котором груз подлежал выдаче, в день добровольного удовлетворения такого требования или, если требование добровольно удовлетворено не было, в день принятия судебного решения.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 11 7 ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» соглашение об устранении имущественной ответственности экспедитора или уменьшении ее размеров, установленных настоящим Федеральным законом, ничтожно.

Таким образом, арбитражные суды пришли к выводу об обоснованности требования общества о возмещении убытков, причиненных утратой груза, в размере, предусмотренном ст. ст. 15, 393 ГК РФ, ст. ст. 6, 7 Федерального закона «О транспортно-экспедиционной деятельности», т.е. большем, чем было предусмотрено договором публичной оферты оказания услуг доставки. 

5.    По правилам ст. ст. 15, 393 ГК РФ общество доказало наличие «трио»: размер убытков + факт неисполнения обязательств экспедитором + причинно-следственную связь между действиями экспедитора и причиненными убытками.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г.

№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/8/11/o_vozmeschenii ubytkov_prichinennyh_utratoj_gruza_prinyatogo_k_perevozke_po_dogovoru_transportnoj_ek

Вс разрешил спор о правовой сущности договора

Арбитражный суд — договор транспортной экспедиции

26.03.2019 | Новая адвокатская газета | Алексей Барановский

Суд также не нашел оснований для снижения неустойки в 283 млн руб. за просрочку оплаты транспортных услуг в течение почти двух лет.

 Эксперты «АГ» сошлись во мнении, что ВС корректно разрешил спор о правовой сущности заключенного между сторонами договора и обоснованно не нашел оснований для снижения неустойки.

Один из них также добавил, что, когда речь идет о договорах, оцениваемых в шестизначной и более суммах, целесообразно обращаться к профессионалам, которые помогут грамотно их подготовить.

26 февраля Верховный Суд РФ вынес Определение №305-ЭС18-12293 по делу №А40-219900/2017 об оспаривании решений судов трех инстанций, присудивших заводу выплатить неустойку контрагенту за почти два года просрочки оплаты транспортных услуг.

В августе 2015 г. ПАО «Совфрахт» и АО «Антипинский нефтеперерабатывающий завод» заключили договор транспортной экспедиции, включающий комплекс услуг по железнодорожной перевозке грузов.

Ссылаясь на ненадлежащее исполнение заводом обязательств по оплате оказанных по договору услуг, общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности свыше 1,8 млрд руб.

и пеней на сумму более 283 млн руб.

Поскольку до принятия решения по существу спора завод полностью погасил задолженность, истец заявил частичный отказ от иска, оставив только взыскание пеней за несвоевременную оплату.

Ответчик в свою очередь ходатайствовал о применении годичного срока давности, предусмотренного ст. 13 Закона о транспортной экспедиции, а также снижении неустойки по правилам с. 333 ГК РФ.

Суды трех инстанций удовлетворили требование истца. При этом они отметили, что спорный договор не может быть квалифицирован как договор транспортной экспедиции, а является возмездным оказанием услуг.

В обоснование своей позиции суды указали, что согласно представленным документам общество оказывало заводу услуги по предоставлению подвижного состава (цистерн) и его содержанию, следило за движением вагонов и оплачивало провозные платежи.

На завод была также возложена обязанность по взаимодействию с грузоперевозчиком, планированию перевозок и т.д. Стороны определили, что завод несет все риски, связанные с сохранностью груза и действиями третьих лиц.

При этом общество не принимает груз и не отвечает за нарушение перевозчиком срока доставки вагонов, утрату груза, порчу и иные нарушения.

Суды обратили внимание, что стороны договора не подписывали никаких экспедиторских документов, которые согласно п. 7 Правил транспортно-экспедиционной деятельности являются неотъемлемой частью договора транспортной экспедиции.

В связи с этим, подчеркнули суды, поскольку истец не заключал договор перевозки грузов, а фактически оказывал только услуги по предоставлению вагонов, регулируемые общими положениями главы 39 ГК, к спорному договору неприменим специальный годичный срок исковой давности, а применяется общий срок в три года.

Кроме того, отмечалось, что с учетом установленной сторонами ответственности в размере 0,05% от суммы неоплаченного долга за оказанные услуги и отсутствия доказательств явной несоразмерности начисленной неустойки последствиям нарушения обязательства оснований для уменьшения размера пеней согласно ст. 333 ГК нет.

Не согласившись с такими решениями, завод обратился в ВС. В кассационной жалобе отмечалось, что суды неверно определили правовую природу договора, в связи с чем не применили специальный срок исковой давности и положения ст. 333 ГК.

ВС поддержал позицию нижестоящих судов о том, что оказанные заводу обществом услуги не могут быть квалифицированы как транспортно-экспедиционные. При этом Суд отметил, что при толковании условий договора суд согласно ст.

431 ГК должен принимать во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений; буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Также Верховный Суд напомнил о ранее высказанной в п. 26 Постановления Пленума от 26 июня 2018 г. №26 правовой позиции о том, что при квалификации правоотношения участников спора необходимо исходить из признаков договора, предусмотренных гл. 40, 41 ГК, независимо от наименования договора, его сторон и т.д.

ВС обратил внимание, что обществу как оператору железнодорожного состава перевозчиком был открыт единый лицевой счет, использование которого в некоторых случаях для оплаты услуг по перевозке грузов завода, не взаимодействовавшего с перевозчиком напрямую, также не позволяет квалифицировать услуги как транспортно-экспедиционные.

Кроме того, установленный договором размер ответственности клиента за каждые сутки просрочки платежей, причитающихся обществу, в размере 0,05% от неоплаченной суммы подтверждает, что стороны при регулировании взаимоотношений не руководствовались Законом о транспортной экспедиции, в соответствии с которым размер ответственности клиента не может быть ниже 0,1% за каждый день просрочки, но не более причитающегося экспедитору вознаграждения и понесенных им в интересах клиента расходов.

ВС подчеркнул, что, поскольку оказанные заявителю услуги нельзя квалифицировать в качестве транспортно-экспедиционных, нет и оснований для применения специального годичного срока исковой давности. Соответственно, установленный ст. 196 ГК общий трехгодичный срок по требованию о взыскании неустойки за несвоевременную оплату оказанных услуг не пропущен.

Также в определении отмечается, что суды обоснованно удовлетворили требование общества о взыскании пеней в указанном размере.

Так, для уменьшения неустойки, начисленной в соответствии с условиями договора за систематическое нарушение срока оплаты услуг (0,05 %), заявитель в соответствии со ст.

333 ГК должен был представить доказательства ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства, однако не доказал это.

Комментируя определение, эксперты «АГ» сошлись во мнении, что судебные инстанции подошли к делу обстоятельно и в полном соответствии с требованиями законодательства.

Так, адвокат АП Амурской области Александр Богдашкин полагает, что суды обоснованно квалифицировали отношения сторон как договор возмездного оказания услуг. «Заключенный между сторонами договор содержит противоречивые условия.

С одной стороны, в нем указано, что предметом договора является выполнение транспортно-экспедиционных и иных услуг, связанных с железнодорожной перевозкой грузов.

В перечне обязанностей экспедитора предусмотрены такие услуги, как оформление документов и посреднические услуги по организации перевозок, – пояснил он. – С другой стороны, положения договора об обязанностях завода содержат условия, что заказчик самостоятельно организует процесс перевозки.

При этом экспедитор не принимает груз и не несет ответственность за его сохранность. В то же время завод отвечает перед экспедитором за утрату, повреждение, порчу вагонов. Такие условия явно нехарактерны для транспортной экспедиции».

Эксперт пояснил, что при наличии таких противоречий достаточно сложно по одним формальным признакам правильно квалифицировать правоотношения. «В данном случае на основании абз. 2 ст.

431 ГК необходимо исследовать, каким образом этот договор исполнялся сторонами на практике, то есть выяснить действительную волю сторон и цель договора. Полагаю, что такой анализ и был проведен судом.

На это, в частности, ссылается ВС, отмечая, что стороны не подписывали экспедиторских документов, являющихся неотъемлемой частью договора транспортной экспедиции», – подчеркнул он.

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/commenters/vs_razreshil_spor_o_pravovoy_sushnosti_dogovora/

Споры по договору транспортной экспедиции

Арбитражный суд — договор транспортной экспедиции

   В современном деловом обороте хозяйствующих субъектов все более активно используется договор транспортной экспедиции.

Это очень противоречивый вид договора, законодательно предусмотрено соблюдение большого количества требований к документу, действиям участников договора и налогообложению в сфере осуществления экспедиционной деятельности.

Из-за этого споры по таким договорам все чаще встречаются в практике арбитражных судов.

   По договору транспортной экспедиции одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиента — грузоотправителя или грузополучателя) выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Как и любой договор, договор транспортной экспедиции имеет свои существенные условия и требования к его заключению. В нем может быть предусмотрена возможность расторжения соглашения в одностороннем порядке при заблаговременном уведомлении другой стороны.

Однако, односторонний отказ от исполнения обязательства должен предусматривать компенсацию другой стороне, ведь эти действия могут повлечь за собой убытки или ущерб.

В рамках заключения договора транспортной экспедиции могут быть оказаны следующие виды услуг:

  1. Перевозка груза транспортом по определенному клиентом или экспедитором маршруту;
  2. Обеспечение сохранности груза с момента его получения до момента передачи грузополучателю;
  3. Получение документов, необходимых для надлежащей перевозки груза;
  4. Выполнение формальностей, связанных с таможенным оформлением груза;
  5. Осуществление контроля за погрузкой и выгрузкой;
  6. Проверка состояния груза;
  7. Хранение груза;
  8. Другие услуги, которые могут быть предусмотрены договором транспортной экспедиции.

   Далеко не всегда договор транспортной экспедиции исполняется в точном соответствии с его условиями. Споры по такому соглашению могут происходить по различным причинам:

  • Отступление экспедитора от условий о сроке погрузки/выгрузке груза, что влечет убытки для клиента;
  • Односторонний отказ от исполнения соглашения;
  • Неуплата всех полагающихся пошлин, платежей, необходимых для законного перемещения груза и его таможенного оформления;
  • Утрата или повреждение груза в процессе перевозки;
  • Неуплата полагающихся по договору денежных сумм;
  • Другие причины.

   Разумеется, иногда эти и другие вопросы по договору транспортной экспедиции, приводят контрагентов к решению спора в судебном порядке.  В этом случае любой организации, находящейся в статусе грузоотправителя, грузополучателя или экспедитора, необходима юридическая помощь.

Для ведения дела в Арбитражном суде необходим человек, обладающий достаточными знаниями и опытом решения подобных вопросов. Наши адвокаты специализируются на разрешении споров по договорам перевозки и транспортной экспедиции.

Высокий профессионализм и большой опыт ведения дел в Арбитражном суде позволяет нашим высококлассным специалистам решить любой вопрос, связанный с соглашениями такого рода с пользой для Доверителя.

Они помогут организации подойти к разрешению спора с четкой правовой позицией, окажут содействие в боре необходимых документов и представят интересы Доверителя в Арбитражном суде для вынесения справедливого решения.

вытекающим из договора транспортной экспедиции: 

  1. Взыскание неустойки в связи с отступлением от сроков погрузки/выгрузки груза;
  2. Взыскание суммы убытков в связи с утратой груза экспедитором;
  3. Взыскание штрафных санкций за ненадлежащее исполнение договора транспортной экспедиции;
  4. Обязание контрагента исполнить договор надлежащим образом;
  5. Взыскание задолженности по договору транспортной экспедиции;
  6. Признание одностороннего отказа от исполнения договора транспортной экспедиции не соответствующим его условиям;
  7. Удовлетворение исковых требований о предупреждении стороной контрагента об одностороннем отказе от исполнения договора в разумный срок;
  8. Взыскание убытков в связи с повреждением груза;
  9. Взыскание упущенной выгоды в связи с задержкой груза;
  10. Изменение договора транспортной экспедиции в части;
  11. Расторжение договора транспортной экспедиции.

по спорам вытекающим из договора транспортной экспедиции:

  • Исковое заявление
  • Почтовая квитанция и опись вложения, подтверждающие направление копии искового заявления и приложенных к нему документов ответчику;
  • Документы, подтверждающие прохождение досудебного порядка урегулирования спора;
  • Договор транспортной экспедиции;
  • Документы, подтверждающие передачу груза грузоотправителем;
  • Документы, подтверждающие получение груза экспедитором;
  • Документы, подтверждающие нарушение срока передачи груза;
  • Документы, подтверждающие оплату/отсутствие оплаты услуг по договору транспортной экспедиции;
  • Документы, подтверждающие нарушение других прав;
  • Решение/протокол общего собрания о назначении генерального директора;
  • Выписка из ЕГРЮЛ, ЕГРИП не старше 1 месяца;
  • Квитанция об оплате государственной пошлины;
  • Доверенность на адвоката, заверенная руководителем юридического лица;
  • Документ, подтверждающий оплату государственной пошлины;
  • Прочие документы, которые могут иметь отношение к делу.

вытекающим из договора транспортной экспедиции входит: 

  1. Устная консультация у опытного адвоката, специализирующегося на спорах по договорам в Арбитражном суде;
  2. Обзор и анализ судебной практики по предоставленному договору транспортной экспедиции;
  3. Правовой анализ заключенного договора и прилагаемых к нему документов;
  4. Правовое заключение адвоката (устное или письменное);
  5. Ведение переговоров с противоположной стороной (если необходимо);
  6. Составление мотивированной и юридически обоснованной претензии;
  7. Передача претензии контрагенту (если необходимо);
  8. Правовая оценка перспектив судебного спора по предоставленному договору транспортной экспедиции;
  9. Сбор документов, необходимых для предоставления в суд;
  10. Составление проекта искового заявления;
  11.  Составление других необходимых процессуальных документов (ходатайства, уточнения, заявления и пр.);
  12. Передача всех документов в Арбитражный суд;
  13. Представление интересов клиентов на заседаниях Арбитражного суда на любом этапе судебного разбирательства, до вынесения окончательного решения;
  14. Контроль за исполнением решения суда.

  • Позвоните нам +7 (925) 016-00-37или

    оставьте заявку

  • Адвокат пригласит Вас на консультацию на которой изучит ситуацию и предложит варианты решения Ваших проблем
  • У Вас появляется возможность заключить договор с опытным адвокатом изучившим Вашу проблему
  • Адвокат подготовит необходимые документы, найдет доказательства необходимые для победы в суде
  • Адвокат обеспечит эффективную защиту, представит Ваши интересы, добьется решения проблем

Источник: https://advokatmoskva.info/departament-grazhdanskogo-prava/spory-po-dogovoram/spory-po-dogovoru-transportnoj-ekspeditsii

Понятие права
Добавить комментарий