Ск рф место жительства ребенка

Определение места жительства ребенка при раздельном проживании родителей

Ск рф место жительства ребенка


В статье исследована судебная практика по вопросам определения места жительства несовершеннолетних детей при раздельном проживании родителей, проанализированы правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации, Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека, внесено предложение по изменению законодательства.

Ключевые слова: споры об определении места жительства несовершеннолетних, судебное усмотрение, брачный договор, медиация.

Споры о детях являются достаточно большой категорией дел и включают в себя дела об: определении места жительства ребенка, установлении графика общения с ребенком, лишении родительских прав, ограничении родительских прав, установлении факта отцовства в судебном порядке, оспаривании факта отцовства в судебном порядке, усыновлении детей, в том числе с иностранными гражданами.

Согласно п. 2 ст. 20 Гражданского Кодекса Российской Федерации [3] (далее — ГК РФ) местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

При раздельном проживании супругов место жительства несовершеннолетних детей определяется соглашением родителей. В случае отсутствия данного соглашения, спор о месте жительства детей может быть разрешен судом по требованию любого из родителей. В соответствии с п. 3 ст. 65 Семейного кодекса Российской Федерации [4] (далее — СК РФ), рассматривая вопрос о месте жительства детей, суд учитывает:

‒ привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам;

‒ возраст ребенка;

‒ нравственные и иные личные качества родителей;

‒ отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком;

‒ возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение споров о месте жительства детей, как показывает судебная практика, являются [15]:

  1. проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку;
  2. социальное поведение родителей;
  3. морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей;
  4. привлечение родителей ребенка к административной или уголовной ответственности; наличие судимости;
  5. состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах;
  6. климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах;
  7. возможность своевременного получения медицинской помощи;
  8. наличие или отсутствие у родителей другой семьи;
  9. привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя);
  10. привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т. д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании;
  11. удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий;
  12. цель предъявления иска.

Несмотря на наличие разъяснений Верховного суда Российской Федерации, по вопросам разрешения споров, связанных с определением места жительства детей при раздельном проживании родителей [14], в судебной практике все же существует ряд проблем, которые требуют своего разрешения.

В практике Конституционного суда Российской Федерации встречаются жалобы граждан — участников конфликтов, связанных с определением места жительства несовершеннолетних детей, которые полагают, что ввиду наличия неопределенности в положениях п. 2 ст. 20 ГК РФ и п. 3 ст. 65 СК РФ нарушаются их конституционные права.

По мнению заявителя С. А. Себрова, оспариваемые законоположения в силу своей неопределенности противоречат ст. 15 (ч. 1), 27 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку нарушают права лиц, проживающих по договору социального найма в жилом помещении, в котором зарегистрирован, но не проживает несовершеннолетний ребенок [13].

Заявитель И. М.

Новикова считает, что примененные судами в ее деле положения пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающего правила определения места жительства детей при раздельном проживании родителей, противоречат статьям 27 и 38 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они допустили возможность разрешения судом в ее деле вопроса об определении места жительства несовершеннолетних детей при условии регистрации истца, ответчицы и их несовершеннолетних детей по одному месту жительства, а также допустили возможность установления судом места жительства детей по месту пребывания истца [12].

П. 3 ст. 65 СК РФ не содержит прямого указания на применение судами при разрешении споров о месте жительства детей положений ст. 20 ГК РФ. При этом, судебная практика складывается с учетом названных положений гражданского законодательства.

В указанных выше разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации не содержится разъяснений как поступать судам в случаях, когда фактически один из родителей вынужден проживать в ином жилом помещении, чем ребенок, при этом мать или отец желают определить место проживания несовершеннолетнего по месту своего пребывания.

При разрешении дела в данных обстоятельствах, суд должен действовать исключительно в интересах ребенка, применяя как можно меньше формализма. Но, остается еще одна проблема. Законодатель не определил, что следует понимать под категорией «интересы ребенка». Стоит согласиться с мнением ученых, которые считают это пробелом, позволяющим судьям по-разному трактовать данное понятие [9, с.19].

Нужно выделить еще одну проблему, которая вызывает определенные затруднения при разрешении споров о месте жительства ребенка. Это использование судами норм международного права в своей практике.

Трудности вызывает применение судами 6-го принципа Декларации прав ребенка (далее — Декларация) [1], согласно которому малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

В юридической литературе существуют противоречивые мнения относительно применения данного принципа в российском судопроизводстве.

Одни авторы полагают, что «апеллирование к 6-му принципу Декларации для фактического ограничения прав отцов на личное, непосредственное (без контроля со стороны матери) и полноценное общение и воспитание ребенка, а также для мотивирования правовых позиций в решениях судов, которыми единоличная опека над ребенком устанавливается в пользу матери, совершенно недопустимо» [7, c.14].

В подтверждение своей позиции авторы приводят довод о том, что суды Российской Федерации не могут основывать свои решения на 6-м принципе Декларации, так как он утратил свое значение после принятия Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. [2].

Другие ученые дают положительную оценку положениям, содержащимся в 6-м принципе Декларации, рассуждают о возможности их закрепления в национальном законодательстве и утверждают о необходимости приведения «в соответствие с Декларацией прав ребенка рассмотрение вопроса о месте жительства малолетних детей, уточнив понятие о том, каких детей следует относить к малолетним» [6, c.21].

Суды общей юрисдикции в своей практике довольно часто применяют данный принцип [18], хотя и имеются случаи его игнорирования. Верховный суд Российской Федерации не однократно приводил свою позицию по этому вопросу.

Рассматривая спор, связанный с семейными правоотношениями, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации, признав, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном применении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения, и что они сделаны без учета обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, отменила апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции. Одним из оснований для отмены указанного определения послужил факт несоблюдения апелляционной инстанцией 6-го принципа Декларации. В частности, судом апелляционной инстанции не было учтено то, что дети в силу своего малолетнего возраста нуждаются в совместном проживании с матерью [16].

Рассматривая спор, связанный с воспитанием детей, по требованиям об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей Верховный суд Российской Федерации в Определение № 45-КГ15–3 закрепил свое мнение относительно положений 6-го принципа Декларации.

Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетних детей с отцом, суд первой инстанции, руководствуясь ст.

61 и 65 СК РФ, исходил из того, что с сентября 2013 года дети проживали и воспитывались с отцом, которым созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, у детей сложился привычный круг общения. С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, как принятые с существенным нарушением норм материального и процессуального права, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Одним из оснований для принятия подобного решения послужил также факт несоблюдения апелляционной инстанцией 6-го принципа Декларации. Верховный суд Российской Федерации отметил, что суд не установил и не указал на такие исключительные обстоятельства разлучения с матерью малолетних Д. и Н. при решении вопроса о месте жительства детей с отцом [17].

Следует признать, что положения, изложенные в 6-м принципе Декларации, носят разумный характер и вполне оправданны на практике. В связи со сложившейся практикой Верховного суда Российской Федерации, положения 6-го принципа Декларации стоит разъяснить в соответствующем постановлении высшей судебной инстанции в соответствии с действующим семейным законодательством.

Например, стоит уточнить, что при отсутствии исключительных на то обстоятельств не должно допускаться разлучение с матерью ребенка, не достигшего возраста 10 лет.

Возраст 10 лет выбран, потому что согласно Семейному кодексу Российской Федерации, с этого момента должно обязательно учитываться судом мнение ребенка, при разрешении подобных споров, за исключением случаев, когда это противоречит интересам самого ребенка.

Следует констатировать, что вопросы определения места жительства детей при раздельном проживании родителей в силу отведения большой роли при разрешении данных споров судейскому усмотрению становятся предметом рассмотрения и в Европейском суде по правам человека [8, c.9].

В деле «Антонюк (Antonyuk) против Российской Федерации» (жалоба № 47721/10), где Европейский суд признал нарушение Российской Федерацией ст.

8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, при рассмотрении гражданского дела, касавшегося определения места жительства детей с бывшим супругом, содержатся утверждения заявительницы о том, что суду не удалось установить исключительные обстоятельства, требующие ее разделения с детьми (с чем, впрочем, представитель государства-ответчика не был согласен) [11].

Судейское усмотрение при разрешении споров о месте жительства ребенка может присутствовать, но должно быть ограничено. В семейном законодательстве стоит предусмотреть перечень обстоятельств, позволяющих судам в исключительных случаях разделять детей с матерью.

Таким образом, принимая во внимание все вышесказанное, можно сделать вывод, что определение места жительства детей при раздельном проживании родителей в суде имеет некоторые пробелы.

Решение данных проблем видится в изменении действующего законодательства, так как Верховный суд Российской Федерации, с учетом сложившейся практики Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека, что следует из вышесказанного, высказал свое мнение относительно места жительства детей.

Законодательство некоторых государств, в частности Беларуси, допускает возможность включать в брачный договор обязанность заботиться о благосостоянии и развитии своих общих детей. В этой связи, Л. А.

Смолина предлагает «ввести в отечественное законодательство норму, позволяющую брачным договором определять место жительства детей, размер алиментов, порядок общения с детьми отдельно проживающего родителя и иные вопросы содержания и воспитания детей в случае расторжения брака» [10, c.56].

Представляется, что расширение предмета брачного договора, уменьшило бы количество судебных споров об определении места жительства детей.

Для этого на сегодняшний день необходимо ввести обязательную процедуру медиации по данному виду споров.

Эффективность семейной медиации подтверждается опытом зарубежных стран, в которых она не только является обязательным этапом урегулирования семейных споров, но и предоставляется в виде социальной услуги.

Законом о медиации [5] прямо предусмотрена возможность применения данной процедуры к спорам, возникающим из семейных отношений. П. 2 ст. 2 Закона о медиации закрепляет положение о том, что медиация является способом урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения.

Медиатор — независимое физическое лицо (независимые физические лица), привлекаемое сторонами в качестве посредников в урегулировании спора для содействия в выработке сторонами решения по существу спора (п. 3 ст. 2 Закона о медиации).

Таким образом, медиацию можно рассматривать как неформальный, конфиденциальный процесс, в ходе которого стороны конфликта с помощью нейтрального, беспристрастного третьего лица, способного рассматривать ситуацию с разных точек зрения, вырабатывают решение, которое отвечало бы интересам всех участников спора.

Однако, при разрешении семейных споров важной задачей является, не только мирное урегулирование спора, но и принятие эффективного решения, учитывающего интересы детей. Поэтому медиацию в семейных спорах следует рассматривать.

в первую очередь, как способ защиты детей, а не только как социально-психологическую и юридическую услугу.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/113/29494/

Позиция ВС РФ по требованиям об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей

Ск рф место жительства ребенка

Как следует из определения ВС РФ № 45-КГ15-3, такого рода споры между родителями разрешаются судом с учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Р. (отец несовершеннолетних детей) обратился в суд с иском к Е. (матери несовершеннолетних детей) об определении места жительства детей Д. и Н., освобождении от уплаты алиментов в отношении детей, возложении на ответчика обязанности передать детей истцу.

Е. исковые требования не признала и обратилась со встречным иском к Р., в котором просила определить место жительства детей с ней.

Как установлено судом и подтверждено доказательствами по делу, брак между Е. и Р. прекращен 21 мая 2011 г. на основании решения мирового судьи. От брака стороны имеют двух несовершеннолетних детей Д. и Н. Судебным приказом от 22 января 2013 г. с Р. в пользу Е. взысканы алименты на содержание детей Д. и Н.

Р. и Е. проживают раздельно, несовершеннолетние дети Д. и Н. с сентября 2013 года по июнь 2014 года проживали с отцом.

В соответствии с актом обследования жилищно-бытовых условий от 27 июня 2014 г. по месту жительства Р. проживает вместе с женой Т. и четырьмя несовершеннолетними детьми (три сына и дочь Т.) в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв. м.

У детей имеется отдельная комната, в которой присутствуют спальные места, имеются два стола для выполнения уроков, компьютер, принтер, шкаф для детской одежды, большое количество игрушек. Д. обучается в общеобразовательной школе, посещает секцию тэквандо, Н.

является воспитанником детского сада.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий от 30 июня 2014 г. по месту жительства Е. на момент обследования она проживает с несовершеннолетними детьми в двухкомнатной квартире.

В квартире имеется необходимая мебель для проживания, детям выделена отдельная комната 16 кв. м, где есть спальные места для детей, стол для занятий, телевизор, компьютер, игрушки, книги и др. По месту жительства Е.

созданы необходимые условия для проживания несовершеннолетних детей.

Позиции судов

Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетних детей с отцом, суд первой инстанции, руководствуясь ст.

61 и 65 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), исходил из того, что с сентября 2013 года дети проживали и воспитывались с отцом, которым созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, у детей сложился привычный круг общения.

Кроме того, суд принял во внимание заключение органа социальной защиты, согласно которому место жительства несовершеннолетних Д. и Н. возможно определить по месту жительства их отца Р.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, как принятые с существенным нарушением норм материального и процессуального права, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав в том числе следующее.

Пунктом 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Согласно разъяснениям, изложенным в пп. 5, 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г.

№ 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего ребенка при раздельном проживании родителей следует принимать во внимание помимо указанных в п. 3 ст.

65 СК РФ обстоятельств реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу по требованиям родителей об определении места жительства детей одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом подлежащих применению норм материального права являлось выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам детей.

Исходя из положений ст.

67, 71, 195 — 198 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст. 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные ст. 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

Перечислив доводы сторон и доказательства, суд не отразил в решении мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты, и основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, то есть решение суда нельзя назвать мотивированным.

Судом не учтено, что при рассмотрении дела он обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, оказывалось бы существенно ущемленным.

Определяя местом жительства несовершеннолетних детей место жительства истца, суд первой инстанции сослался на заключение компетентного органа, согласно которому ввиду того, что дети с сентября 2003 года проживали и воспитывались ответчиком и им были созданы надлежащие условия для их воспитания, развития и образования, возможно проживание несовершеннолетних детей с их отцом.

Между тем в материалах дела содержатся заключения в отношении несовершеннолетних Д. и Н., составленные директором муниципального бюджетного учреждения — центра психолого-педагогической поддержки несовершеннолетних В.

, являющейся педагогом-психологом, из которых следует, что мальчики в большей степени испытывают доверительные отношения к маме и негативно относятся как к самому Р., так и к его новой семье, проживать с ними не хотят.

Суд критически отнесся к заключению органа социальной защиты, в соответствии с которым по месту жительства Е.

созданы необходимые условия для проживания детей и которым рекомендовано оставить детей с матерью, тогда как по месту проживания Р.

соответствующие условия для проживания четырех детей не созданы, поскольку размер выделенной для детей комнаты составляет 12 кв. м, что не соответствует нормам.

Как установлено судом и отражено в акте обследования жилищно-бытовых условий, проведенного по месту жительства Р. (отца несовершеннолетних детей), Р. проживает вместе с женой Т., детьми Д., Н., А. и К.

в двухкомнатной квартире общей площадью 41,7 кв. м, жилой площадью 21,8 кв. м., 1/2 доли данной квартиры принадлежит на праве собственности Т. Проживающие в одной из комнат площадью 12 кв.

м четверо детей являются лицами разного пола.

Согласно ст. 12 Конвенции о правах ребенка ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Как указано в ст. 57 СК РФ, ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных ст.

59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 названного кодекса, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет.

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение ребенка выявляется также педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних.

Между тем, решая вопрос о предпочтении проживания несовершеннолетних Д. и Н. с истцом, суд в нарушение приведенных норм права не учел желание старшего сына бывших супругов проживать со своей матерью по месту ее жительства.

Будучи опрошенным в судебном заседании, несовершеннолетний Д. последовательно утверждал о своем желании проживать с матерью.

Мальчик указывал на то, что проживать по месту жительства мамы ему нравится больше, у него появились новые друзья, с которыми он гуляет и к которым ходит в гости, посещает спортивную секцию.

По мнению ребенка, он хочет учиться в школе, находящейся в городе, мама с ним занимается домашними уроками, гуляет, покупает одежду и игрушки.

Опрошенный в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции педагог-психолог В. пояснила, что несовершеннолетний Д. выразил желание жить с матерью, что также было отражено в психолого-педагогическом обследовании ребенка от 30 июня 2014 г.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании.

Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Между тем суд не установил и не указал на такие исключительные обстоятельства разлучения с матерью малолетних Д. и Н. при решении вопроса о месте жительства детей с отцом.

Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска.

При установлении тех или иных обстоятельств, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, для выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), для определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях судами, в частности, должны быть назначены судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические).

Указанные вопросы не были поставлены судом на обсуждение и не исследовались, а заключение органа опеки и попечительства, на основании которого был сделан вывод о соответствии проживания детей с отцом их интересам, принято во внимание без учета всех юридически значимых по делу обстоятельств.

Вывод

По требованиям об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей в целях всестороннего и полного исследования доказательств и обстоятельств дела суд назначает экспертизу для диагностики внутрисемейных отношений.

Источник: Обзор судебной практики ВС РФ № 4 (2015)

Источник: https://zen.yandex.ru/media/law/poziciia-vs-rf-po-trebovaniiam-ob-opredelenii-mesta-jitelstva-detei-pri-razdelnom-projivanii-roditelei-5b09cc05dd2484e1defc15f0

Определение места жительства ребенка в судебном порядке

Ск рф место жительства ребенка

Одной из классических правовых конструкций в сфере брачно-семейного законодательства являются нормативные предписания, определяющие место жительство несовершеннолетних детей с родителями.

Юридическая практика демонстрирует чрезвычайное распространение споров между родителями по данному вопросу, сложившиеся представления судов о способе его разрешения.

Однако это не снимает ряда проблем, привлекших наше внимание, и решение которых способно стать мотивом для совершенствования как нормативных предписаний, так и правоприменительной позиции судов при толковании действующего закона.

Базовый принцип в части права детей на место жительства закреплен в п. 2 ст. 20 ГК РФ , согласно которой местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их родителей.

И тут сразу же возникает вопрос: а почему законодатель ограничил эту норму применительно к лицам, не достигшим четырнадцатилетнего возраста? Вряд ли ответ на такой вопрос будет найдет в содержании ст.

26 ГК РФ, устанавливающей ограниченную дееспособность несовершеннолетних, достигших такого возраста, при совершении ими сделок с согласия родителей или при распоряжении своими доходами. Понятно, что ст.

26 ГК РФ не говорит нам о полной имущественной самостоятельности детей, равно как и не определяет при этом неимущественные интересы ребенка, в том числе в части определения его места жительства. Если отталкиваться от системного толкования ст. 20 и ст.

26 ГК РФ, то местом жительства детей, достигших четырнадцатилетнего возраста, является любое избранное ими для проживания место, в том числе – отдельно от родителей. Неоправданность избранного законодателем подхода при формулировании п. 2 ст. 20 ГК РФ можно устранить только при обращении к положениям СК РФ.

Судебная практика в целом исходит из того, что несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, определяемую им в качестве места жительства родителями либо соглашением родителей при их раздельном проживании.

Таким образом, само по себе определение места жительства ребенка является значимым юридическим фактом, с которым связывается возникновение и возможность реализации ребенком права на жилище, гарантированное ст. 40 Конституции РФ. Содействовать реализации этого права обязаны родители ребенка, независимо от содержания п. 2 ст. 20 ГК РФ и возраста ребенка, до достижения им совершеннолетия.

Тем более, что именно с достижением совершеннолетия, ребенок более не рассматривается в качестве такового законом (п.  1 ст. 54 СК РФ, п. 1 ст. 21 ГК РФ).

Семейное законодательство исходит из принципов, согласно которым дети имеют право жить и воспитываться в семье (ст. 54 СК РФ).

Несмотря на то, что закон не раскрывает нам понятие семьи (и надо отметить, что во многом объем этого понятия различается в зависимости от сферы его использования, как например, при регулировании семейных и жилищных, а часто и наследственных отношений), в юридическом быту сложилось понимание семьи как основанное на браке и родстве совместное проживание нескольких лиц. Таким образом, для самого определения семьи одной из ключевых характеристик является указание на совместное проживания, что предполагает совместное проживание детей и родителей.

Но семьи, к сожалению, не всегда стабильны. Статистика ежегодно приводит нам сведения об увеличивающемся количестве разводов. А это в свою очередь, ставит вопрос о том, каково место жительства детей, если родители стали проживать раздельно.

Никакой самостоятельностью при выборе места жительства закон ребенка не наделяет. Этот вопрос в большинстве случаев, зависит только и исключительно от родителей. Более того, право пользования несовершеннолетних детей жилым помещением производно от права пользования данным жилым помещением родителей или одного из них.

И в случае, например, переезда ребенка при раздельном проживании родителей, ребенок не утрачивает права проживания в ранее занимаемом жилом помещении, где он проживал с иным родителем. Хотя в данном случае по смыслу п. 1 ст.

20 ГК РФ, местом жительства ребенка является место жительства того родителя, с которым он проживает фактически, поскольку у гражданина может быть только одно место жительства в один период времени.

Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.

И вот в содержании этих положений таится главный, пожалуй, главный секрет разрешения споров между родителями об определении места жительства детей, на который почему-то никем не обращается совершенно никакого внимания, но который способен в корне изменить также представление судебных инстанций на рассматриваемую категорию дел.

Секрет этот прост, и заключается он в элементарном прочтении текста закона и его системном толковании.

Дело в том, что приведенная норма, устанавливающая порядок определения места жительства детей при раздельном проживании родителей, закреплена в ст. 65 СК РФ, поименованной «Осуществление родительских прав».

Одним словом, в целях достижения баланса интересов родителей при раздельном проживании и учитывая равноправие родителей, закон призван урегулировать способ осуществления родителями своих прав и обязанностейв их отношениях с детьми, и для целей защиты, в первую очередь, интересов детей, одним из которых является как раз и определение места жительства ребенка.

Стало быть, необходимо четко уяснить, что никакого самостоятельного иска об определении места жительства ребенка закон не знает, а рассматриваемые судами требования родителей, по существу представляют собой частный вид спора о порядке осуществления родительских прав, наряду, например, с требованиями об определении порядка общения раздельно проживающего родителя с ребенком.

Следовательно, перед нами только и исключительно правовое средство, реализация которого может быть обоснована одним – необходимостью родителя содействовать реализации имущественных и неимущественных прав ребенка, что прямо вытекает из содержания ст. 63, 64, а также п. 1 ст. 65 и 66 СК РФ.

Заметим также, что закон не содержит указания на право ребенка проживать с одним из родителей, устанавливая такое право на проживание в семье.

А при распаде семьи, определение места жительства ребенка имеет лишь одну цель – содействие интересам ребенка и эффективная реализация его прав на воспитание, обучение и пр.

Таким образом, если родители ребенка вследствие прекращения брака проживают раздельно, то правомерность требований об определении места жительства ребенка зависит напрямую от наличия доказательств того, что проживание ребенка со вторым родителем нецелесообразно и создает угрозы правам и интересам ребенка. По аналогии, именно на этом основана практика передачи ребенка на воспитание от родителя, лишенного или ограниченного в родительских правах.

К сожалению, иски такого рода чаще всего преследуют куда более земные цели, чем создание условий для нормальной и спокойной реализации прав ребенка.

В суд идут отцы, в надежде освободить себя от бремени оплаты алиментов, или создать возможность для пересмотра решений судов о разделе совместно нажитого имущества, когда суд отступил в интересах ребенка от равенства долей. Такие случаи многочисленны, и их ни в коей мере нельзя поддерживать.

Поскольку споры такого рода отнесены к спорам о праве, имеют исковую природу, то истцам необходимо не просто доказать, что их имущественное положение превосходит положение ответчика, но и обосновать само наличие спора о праве, наличие угрозы интересам ребенка, поскольку говорить о полной процессуальной самостоятельности родителя, заявляющего требование в суд, в данном случае, нельзя. За его спиной стоит фигура ребенка, и  в защиту интересов ребенка только и может быть заявлен иск об определении места жительства. Предпосылок для иного понимания данной правовой конструкции закон не содержит.

Именно поэтому, разрешая такие споры, суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Недопустимо указание в судебном решении, что ребенок нуждается в отцовской или материнской любви и ласке, как основание передачи ребенка на воспитание соответственно отцу или матери, что противоречит ст. 54 СК РФ, указывающей, что ребенок имеет право на заботу обоих родителей.

По этим же основаниям широкое распространение получила практика установления места жительства детей с матерью, если отсутствуют исключительные обстоятельства, связанные с ее личностью, и установление которых должно быть определено в законе (например, употребление наркотиков, алкоголизм, отсутствие надлежащей заботы о детях или покидание детей).

Законом не установлено преимущественное проживание несовершеннолетних детей с одним из родителей, в том числе по признаку половой принадлежности, что предполагает при решении вопроса о месте жительства ребенка в связи с расторжением супругами брака исходить из интересов ребенка. Это правило закреплено в том числе в ч. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года.

Осуществление родительских прав с использование процессуального средства – иска об определении места жительства ребенка не должно превращаться в способ противостояния родителей. К сожалению, в попытках навредить друг другу, родители часто используют своих детей в качестве орудия, в последнюю очередь задумываясь о подлинных интересах ребенка.

Эти интересы ни в коей мере не могут быть восприняты субъективно и находиться в сфере желаний. Интерес ребенка по смыслу закона – категория объективная. Поэтому закон и не предоставляет ребенку права самостоятельно определять место своего жительства с одним из родителей, хотя его мнение при достижении десяти лет также учитывается при разрешении спора.

Это вытекает также из того, что в содержание права ребенка на семью входит и право на судебную процедуру в случае нарушения его семейной жизни.

В утвержденной указом Президента РФ от 01 июня 2012 года № 761 Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы отмечается необходимость развития «дружественного к ребенку правосудия», под которым подразумевается система судопроизводства, гарантирующая уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение с учетом принципов, закрепленных в рекомендациях Совета Европы по правосудию в отношении детей, а также с учетом возраста, степени зрелости ребенка и понимания им обстоятельств дела.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/One/13912

Определение места жительства ребенка

Ск рф место жительства ребенка

Определение места жительства ребенка

Отец и мать проживают в разных местах – с кем из них должен жить ребёнок? Семейный кодекс даёт два варианта решения спора о месте жительства несовершеннолетнего ребенка.

1. Место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей (абз. 1 п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ).

2. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.

При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое) (абз. 2 п. 3 ст. 65 Семейного кодекса РФ).

К сожалению, родители не всегда могут достигнуть соглашения о месте проживания ребенка, в этом случае место жительства ребенка определяется в судебном порядке.

Исковое заявление подается в суд по месту жительства ответчика. Государственная пошлина, в данном случае, не уплачивается, так как иск подается в интересах ребенка. Рассмотрение такого рода дел имеет свою специфику и как следствие достаточно сложно для самостоятельного представления своих интересов. Давайте рассмотрим наиболее важные моменты.

На что обращает внимание суд?

При рассмотрении дела об определении места жительства ребенка суд должен принимать во внимание:

— привязанность ребенка к каждому из родителей, а так же к братьям сестрам, бабушкам и дедушкам, друзьям, соседям, к домашним животным, в конце концов.

— возможность создания условий, для нормального развития ребенка, каждым из родителей.

— график работы, частоту и длительность командировок и т.д.

— фактические место и срок проживания ребенка на момент рассмотрения дела.

— материальное положение каждого из родителей, их обеспеченность жильем.

Более выгодное материальное положение одного из супругов не может быть преимущественным при принятии решения, при условии достаточного, для нормального развития ребенка, материального положения другого.

Участие органов опеки и попечительства

Суд в обязательном порядке привлекает к участию в процессе органы опеки и попечительства по месту жительству каждого из родителей. На основании определения суда, представители опеки должны будут осмотреть ваше место жительства, пообщаться с ребенком (по возможности) и выдать заключение о пригодности помещения к проживанию несовершеннолетнего ребенка.

На практике стоит оказать содействие органам опеки и попечительства. Это может выражаться в следующем:

— лучше самостоятельно привезти определение суда в опеку;

— согласуйте удобное им время для осмотра квартиры.

Судебная экспертиза

В последнее время, все чаще, при рассмотрении дел об определении места жительства ребенка, судами назначаются судебные психолого-психиатрические экспертизы. Такая экспертиза проводится с целью выявления психологических особенностей как ребенка так и его родителей, выявления внутрисемейных конфликтов, оценки степени психологического давления на ребенка и т.д.

Каждая из сторон судебного разбирательства может предложить суду свои варианты вопросов, которые, по её мнению, необходимо поставить перед экспертами. В ходе экспертизы могут быть получены ответы на следующие вопросы (список не исчерпывающий):

— имеются ли у матери или отца обстоятельства, препятствующие общению с ребенком. С точки зрения психологии?

— к кому из родителей привязан ребенок в большей степени?

— как часто хотел бы общаться ребенок с матерью в случае проживания с отцом, и наоборот?

— какие имеются конфликты между родителями? Каково восприятие их ребенком?

— каков уровень тревожности ребенка?

— каково возможное негативное влияние каждого из родителей на психологическое состояние и развитие ребенка?

— каково действительное отношение отца и матери к ребенку?

— к кому из родителей ребенок привязан в большей степени?

— разрыв с кем из родителей может причинить большую психологическую травму ребенку?

Учет мнения ребенка

Законом (ст. 57 СК РФ) предусмотрено право ребенка на то что бы быть выслушанным в ходе судебного разбирательства. А с 10 летнего возраста учет мнения ребенка обязателен для суда. Однако суд не всегда относиться к мнению ребенка как к определяющему фактору при принятии решения.

Судебная практика: с матерью или отцом?

Бытует мнение, что ребенка в любом случае оставят жить с матерью. Подобное утверждение подтверждается многочисленной судебной практикой и статистикой принятых решений по делам об определении места жительства ребенка. Но в последнее время все чаще суды принимают решение в пользу отцов

Наши семейные юристы помогут вам выработать и отстоять в суде наиболее выигрышную позицию по вопросу определения места жительства ребенка. Мы уже не один раз выступали на стороне, как матерей, так и отцов в этом вопросе и обладаем необходимыми знаниями и опытом для решения вопроса в вашу пользу

К списку услуг

Источник: http://www.xn-----dlcnatfaeuco5bgjq1m6b.xn--p1ai/services/opredelenie_mesta_zhitelstva_rebenka/

Понятие права
Добавить комментарий