Социальное обеспечение

Перспективы социального обеспечения

Социальное обеспечение

,   |  16 November 2011

Вчера Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) опубликовал «Доклад о процессе перехода за 2011 г.» с подзаголовком «Перспективы народа». Это обусловлено тем, что в докладе особое внимание уделяется тому, каким образом обычные семьи в постсоциалистических странах живут после практически трех лет экономического кризиса.

Согласно результатам доклада, население в этой части мира вовсе не процветает:

  • в трети семей сократился размер зарплаты,
  • в пятой части семей под сокращение попал один член семьи,
  • 38% семей пришлось уменьшить потребление основных продуктов питания,
  • а 13% семей были вынуждены пропустить или отложить медицинское лечение

(по последним двум пунктам в Западной Европе показатели составили 11% и 4%, соответственно).

В докладе также указано, что доходы жителей Восточной Европы во времена кризиса снизились в гораздо большей степени, чем доходы населения Западной Европы. По данным ЕБРР, эта разница обусловлена тремя факторами:

  • «семьи в переходном регионе больше пострадали от таких последствий кризиса, как сокращения, снижение размера заработной платы и отказ в перечислении денежных средств»
  • «по сравнению с Западной Европой, в большинстве стран переходного региона официальное социальное обеспечение гораздо меньше отвечало реальности»
  • «докризисные долги поставили многие семьи региона в уязвимое положение»

А что насчет социальной помощи?

Мне бы хотелось более подробно остановиться на втором факторе, поскольку во время кризиса из всех сфер государственного финансирования в Центральной и Восточной Европе сфера социальной помощи вызвала чуть ли не наибольшее количество критики. Пакеты финансовой стабилизации, разработанные в различных частях региона, были направлены на принятие мер строгой экономии, которые обычно предусматривали сокращение социальной помощи.

В данном контексте важно понять, какую пользу общество может извлечь из устойчивой системы социального обеспечения.

Может ли она помочь, например, людям пережить тяжелые времена экономического кризиса? По результатам исследования, проведенного ЕБРР, оказалось, что в Западной Европе такие элементы социального обеспечения, как пособие по безработице и жилищное пособие, действительно помогли тем людям, которые смогли их получить. С другой стороны, в странах переходного региона, как отмечается в докладе, результаты получения социального обеспечения не всегда можно было четко обозначить как положительные.

Сам ЕБРР не уверен в том, чем обусловлена такая разница, однако наиболее вероятным кажется выдвинутое специалистами банка предположение, что «разница в эффективности социального обеспечения могла быть обусловлена размером помощи и фактической скоростью ее предоставления» (т.е. на Западе размер социальной помощи был больше, и на ее получение уходило меньше времени).

Анализу этого умозаключения в докладе больше не уделяется внимания. Тут можно даже подумать, что раз социальная помощь мало способствовала изменению ситуации в Восточной Европе во время кризиса к лучшему, то социальная помощь является бесполезной в принципе, и поэтому нет смысла обременять ею бюджет.

И действительно, ЕБРР дает высокие оценки тем странам, которые не слишком заботятся о защите благополучия своего населения: в этом году Эстония приняла от Венгрии первенство и возглавила рейтинг ЕБРР для стран с переходной экономикой. При этом уровень безработицы в стране составляет 13%, а размер выплат на государственный сектор, зарплаты и пенсии существенно сократился.

Другая сторона медали

Однако было бы ошибочным считать социальное обеспечение балластом; это противоречит тому факту, что быстрое предоставление социальной помощи в существенном размере действительно помогло жителям западных стран.

В Восточной Европе население просто не может заметить результатов социальной помощи, поскольку осуществлению этих процессов препятствовала обнищавшая социальная система, на смену которой пришли агрессивные про-рыночные реформы.

Необходимо провести дальнейший анализ данных ЕБРР, хотя они, безусловно, указывают на то, что надлежащее предоставление социальной помощи действительно может изменить ситуацию к лучшему во времена экономического кризиса.

Если согласиться с этим выводом, то рекомендации, приведенные в конце доклада ЕБРР, можно назвать более чем странными. Я ознакомилась с рекомендациями для Румынии и Польши.

Румыния вошла в число тех стран, которые во время кризиса перешли на режим суровой экономии (снижение зарплат, замораживание пенсионных выплат, сокращение объема медицинских субсидий и выплат недееспособным и безработным лицам), в то время как Польша, в отличие от соседних государств, пережила (пока), кризис без особых потерь (в 2010 г. показатель ее экономического роста составил 3,8%).

В отношении обеих стран ЕБРР рекомендует уменьшить размер социальной помощи и государственного обеспечения.

Румыния получила похвалу за прогресс в реформировании пенсионной системе (т.е.

уменьшение размера государственных затрат на пенсионные выплаты путем поднятия пенсионного возраста и перехода на частные пенсии), а Польшу мягко пожурили за неравномерность проведения реформ.

Но чем же обусловлены подобные рекомендации? Если государственная помощь, вовремя и в надлежащей форме предоставленная нуждающемуся населению на Западе, действительно помогла людям пережить кризис, зачем нужно советовать правительствам сократить размер такой помощи? И посмотреть, что на мировом уровне – как в США, так и в Европе – лишь государственная помощь позволила предотвратить катастрофу в банковском секторе, то зачем так упорно настаивать на вытеснении государства из экономики?

В течение последних нескольких лет высшие руководящие чины ЕБРР – отчасти в результате экономического кризиса – все чаще признают роль государства, не только в нормативных вопросах, но и в обеспечении благосостояния населения. В качестве примера можно привести заявление, сделанное главным экономистом ЕБРР Эриком Берглофом в мае этого года:

    «Чтобы поддерживать новые рынки и обеспечивать соблюдение законодательства, государство должно быть сильным и инвестировать в образование и здравоохранение – меры, которые позволят повысить уровень производительности».

Будем надеяться, что понимание этого приведет к усилению поддержки и усовершенствованию сферы государственных услуг, вместо восхваления стран, которые добиваются экономии за счет простого народа путем урезания субсидий и предоставления налоговых льгот преуспевающим предприятиям.

Автор изображения:Ashish Lohorung Rai – CC 2.0

We expose the risks of international public finance and bring critical updates from the ground – straight to your inbox.

Institution: EBRD

Theme: Social & economic impacts

Location: Kosovo

Источник: https://bankwatch.org/blog/perspektivy-sotsialnogo-obespecheniya?lang=ru

Право социального обеспечения в России

Социальное обеспечение

Право на социальное обеспечение закреплено в ч. 1 ст.

39 Конституции РФ: «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом».

Перечень оснований для предоставления социального обеспечения не является исчерпывающим, т.е. социальное обеспечение может быть предоставлено и в других случаях на основании закона.

Часть 1 ст. 39 Конституции РФ перечисляет условия (социальные риски), при наступлении которых государство гарантирует социальную поддержку.

Это могут быть, например, определенные периоды жизни человека, связанные с возрастом (детство, старость), состояние здоровья и трудоспособности (болезнь, временная нетрудоспособность, инвалидность), выполнение или невозможность выполнения семейных обязанностей (воспитание детей, потеря кормильца).

Часть 2 ст. 39 Конституции РФ гласит, что «государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом». Безусловно, пенсии и пособия — основные, но не единственно возможные виды социального обеспечения. Действующее российское законодательство позволяет выделить и другие способы социального обеспечения — социальное обслуживание, медицинская помощь, компенсации, льготы.

Таким образом, структура конституционного права на социальное обеспечение как комплексного правомочия включает в себя следующие элементы:

  1. право на пенсионное обеспечение;
  2. право на социальные пособия и компенсации;
  3. право на социальное обслуживание;
  4. право на медицинскую помощь;
  5. право на предоставление льгот.

В связи с этим обоснованным представляется утверждение Т.К. Мироновой о том, что корректнее было бы говорить о праве на различные виды социального обеспечения.

В практическом аспекте «право на социальное обеспечение» не может быть единым как статутное право человека и гражданина. Говорить о таком праве можно лишь условно, в теоретическом плане1Миронова Т.К.

Социальная защита в России (правовые вопросы): Монография. М.. 2004. С. 138..

Факт закрепления права на социальное обеспечение в Конституции РФ делает это право основным, получающим высшую юридическую защиту, подлежащим конституционному регулированию и конкретизации в других отраслях права, главным образом в трудовом, семейном праве и праве социального обеспечения.

Закрепление права на социальное обеспечение в Конституции РФ соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права. Так, Всеобщая декларация прав человека (1948 г.) в ст.

22 провозгласила право каждого члена общества на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях.

Статья 25 Декларации закрепляет, что каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинской уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.

) признал право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование, а также право каждого на достаточный уровень жизни для него и его семьи, включая достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г. и вступил в силу 3 января 1976 г. Россия, как правопреемница СССР, несет все юридические обязательства по данному Пакту.

Таким образом, право на социальное обеспечение признается одной из общечеловеческих ценностей в цивилизованном обществе и соответствующие обязанности возлагаются на Российское государство в силу норм международного права.

Конституционное право на социальное обеспечение (ст. 39 Конституции РФ) дополняет и раскрывает характеристику России как социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст. 7 Конституции РФ).

Статья 7 Конституции РФ даст определение «социального государства» через направленность его политики на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В части второй ст.

7 Конституции раскрываются отдельные направления политики социального государства: охрана труда и здоровья людей, установление гарантированного минимального размера оплаты труда, государственная поддержка семьи, материнства, детства, инвалидов и пожилых граждан, развитие системы социальных служб, установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты. К сожалению, данная норма не содержит конкретных механизмов реализации социальной политики государства и не закрепляет минимального стандарта социального обеспечения.

Отсутствие в праве понятия социального государства приводит к произвольному толкованию этого термина в науке. Сегодня различные авторы по-разному трактуют понятие «социальное государство».

Н.А. Волгин считает, что «социальное государство — понятие, призванное подчеркнуть, что социальные проблемы входят в состав приоритетных для данного государства… Из понятия «социальное государство» непосредственно не проистекает никаких правовых следствий и законных обязательств.

Однако общее обозначение постоянной озабоченности государства социальными проблемами существенно в социально-психологическом плане»2Социальная политика: Учебник / Под общ. ред. Н.А. Волгина. М.: Экзамен. 2002. С. 93..

С изложенной позицией нельзя согласиться, поскольку по отношению к Российской Федерации понятие «социальное государство» применяется в конституционной норме, обладающей высшей юридической силой, и является правовой нормой прямого действия.

М.П. Бочаров определяет «социальное государство как способ организации социальных взаимодействий институтов государства и гражданского общества, характеризующийся равенством сторон или доминированием управляемых над постоянными профессиональными управляющими…

Организация общественной жизни в социальном государстве характеризуется тем, что действия ее субъектов организуются в максимально возможной мере в рамках координации и той разновидности субординации, при которой верхнюю позицию занимают управляемые (референдум, выборы), а обычная, административно-командная субординация применяется лишь в минимально необходимых пределах и к тому же умеряется гарантированно наказуемой, поощряемой рсординацией»3Бочаров М.П. От социальных ценностей к социальному государству. М.: Луч. 1997. С. 164.. Позитивным моментом этого определения является акцент на властных полномочиях народа в социальном государстве, выраженных в референдуме и выборах. Однако автор не уточняет, как часто и при решении каких социальных вопросов предлагается прибегать к этой форме народовластия.

Некоторые авторы, определяя социальное государство, указывают на ведущую роль политических партий и объединений в построении социального государства. Так, В.Г.

Постников понимает под социальным государством «исторически конкретную и законодательно оформленную функцию государства, имеющую своей целью такое регулирование отношений между социальными группами, которое бы обеспечивало исторически определенный уровень благосостояния населения, необходимый для устойчивого и независимого развития производства и общества. Эволюция и перспективы развития социальных функций государства в этой связи всегда будут зависеть не только от тех целей, которые ставит перед собой государство как официальный представитель всего общества, но и от соотношения социально-политических сил»4Постников В.Г. Становление социального государства, его конституционно-правовые и политические характеристики // Журнал российского права. 2005. № 1. С. 34.. Б.В. Ракитский обоснованно замечает, что «по-настоящему социальным государство может стать и быть при равновесии сил политического действия, при равной влиятельности основных социальных сил в обществе. Если силы существенно не равны, то нет и социального государства». Это особенно актуально в современной российской действительности, когда большинство в Государственной Думе составляет проправительственная партия, что позволяет без препятствий принимать любые антисоциальные законы.

М.В. Баглай полагает, что социальным «называется государство, которое берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности»5Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1997. С. 118. 119..

Источник: https://isfic.info/tguseva/index.htm

Social security in the BRICS countries | International Social Security Association (ISSA)

Социальное обеспечение

В последние годы страны БРИКС приобретают все большую международную известность не только благодаря их быстрому экономическому росту и соответствующему повышению политического статуса, но также за их существенную приверженность социальной защите и замечательному расширению охвата системой социального обеспечения.

С учетом этих значительных тенденций Международная ассоциация социального обеспечения приступила к осуществлению проекта по мониторингу изменений в области социального обеспечения в странах БРИКС, уделяя особое внимание расширению охвата.

Бразилия

В Бразилии сочетание высоких экономических показателей и прогрессивной (за счет взносов и финансируемых за счет налогов) политики социального обеспечения в последнее десятилетие привело к расширению охвата, что сопровождалось уменьшением неравенства.

Между 2004 и 2014 официальные рабочие места увеличились с 37.6 миллионов до 56.

5 миллионов; число малых и микропредприятий, участвующих в программах социального обеспечения, возросло с примерно миллиона миллионов до более миллиона миллионов; охват домашних работников вырос с 2 процентов до 10 процентов; и более 28 миллионов уязвимых домохозяйств воспользовались целевым охватом социального обеспечения. Более низкие уровни экономического роста и развивающиеся демографические тенденции потребуют дальнейшей адаптации системы социального обеспечения для обеспечения того, чтобы достигнутые к настоящему времени достижения были устойчивыми и усиленными.

Российская Федерация

Российская Федерация унаследовала универсальную систему социального обеспечения с советских времен.

В последние 20 годы страна переживала переходный период и сталкивалась с рядом значительных социальных, экономических и демографических проблем, которые создавали трудности для существующих схем, создавая риски для всеобщего охвата.

Для решения новых задач и растущего неравенства, не в последнюю очередь между сельскими и городскими районами, в ключевых областях социального обеспечения был введен широкий спектр комплексных целевых реформ и эффективных мер политики, включая различные обязательные и добровольные программы.

Индия

В то время как два десятилетия экономических реформ в Индии привели к заметным изменениям в том, как функционирует социальное обеспечение, прогресс страны в области социального обеспечения по-прежнему зависит от большой неформальной и сельской экономики и высокого уровня бедности. Благодаря инновационному использованию ИКТ были введены в действие новые правительственные программы в области продовольственной безопасности, здравоохранения для бедных и денежных трансфертов, а охват медицинским страхованием и страхованием от несчастных случаев на производстве постепенно распространяется на все промышленные центры. Инициативы на уровне общин, включая микрострахование для систем здравоохранения и микропенсионные программы в партнерстве с субъектами частного сектора, также обеспечивают доступ к социальной защите.

Китай

Последние два десятилетия в Китае стали свидетелями значительного и быстрого расширения охвата в рамках схем, основанных как на взносах, так и на непредоставлении взносов, при поддержке управленческих и административных преобразований и инновационного использования ИКТ.

В Китае создана практически универсальная система социального обеспечения, основанная на социальном страховании (пенсии, медицинское обслуживание, безработица, производственные травмы и материнство) и социальной помощи, в основе которой лежат базовые пенсии, базовое здравоохранение и финансируемая налогами минимальная прожиточная гарантия, осуществляемая в все города и села.

Южно-Африканская Республика

Доступ к социальному обеспечению является конституционным правом в Южной Африке.

Покрытие пособий широко распространено, и все традиционные риски покрываются за счет предоставления финансируемых за счет налогов грантов (старость, инвалидность и оставшиеся в живых; семейные пособия), а также программ помощи застрахованным работникам (болезни и материнство; производственные травмы и заболевания; безработица).

Эти меры дополняются другой социальной поддержкой, такой как доступ к здравоохранению, образованию и социальным услугам. Южная Африка имеет значительный опыт в улучшении доступа к выгодам, чему способствует использование новых технологий.

Источник: https://ww1.issa.int/ru/brics

Понятие права
Добавить комментарий